October 25th, 2013

рыба-дьявол

Долина внутри

Still there it lies
In rivers thin
Down in disguise
            In my valley within


(с) Leprous

In my valley within. "Долина внутри", эти слова как-то зацепили, не пойму до конца чем, но что-то всколыхнулось как ил и песок, поднятые со дна реки неосторожным путником, случайно ступившим на дно, которое давно уже улеглось плотным слоем и стало плотной землёй. Только под водой. А может это сама река направила прицельный поток, как щуп из плотной воды, чтобы поднять какой-то слой ила. Сложно понять. Но оттого и интереснее. Ведь когда слоёв много, между ними много делений, много контрастов, накапливается некая такая разность потенциалов, как в физике. Физика - прекрасная наука, она немного учит думать как природа. Слегка, с сильным налётом каменного дна. Но там, в гранитном дне, есть прожилки из мягкого кристального песка. Вот в них вся суть и есть! Сколь бы ни был толст камень, как твёрд бы ни был, единственная, толщиною с нить шёлка, прожилка алмазного песка делает его живым. Несовершенство камня становится на какое-то мгновение смыслом осознания вообще всего на свете. И как бы ни была точна физика, она не сможет нас научить думать как природа. Вот в этом её прожилка и заключается. Также как и залегают прожилки между слоями старого улёгшегося ила на дне реки. Внутри земли, которая внутри воды. В их хитросплетениях кроется что-то, напоминающее кристальный песок, только в полу-жидком, желейном состоянии. И постоянно меняющееся. Когда сверху налегают слои, трудно это движение разглядеть, но нужно, наступает такой момент, когда река сама взбаламучивает слои ила. И это прекрасно, это феерия, это ощущение жизни. Течение постоянно, хотя вроде в одну реку войти дважды нельзя, но оно монотонно, со временем из быстрого юркого ручья оно превращается в размеренную спокойную реку, так что именно поднятые слои ила - в этом суть движения, настоящего живого движения. А уж если кто-то в реке обитает, то ни кто иной как тот, кто приводит реку в движение изначально, тот самый смысл, искра, как бы невозможная в воде. Но там, где в физике прожилка, возможно всё. :)

Долина внутри. Как заклинание какое-то. Вот в очередной раз словоформа открывает понимание чего-то. Вот встретишь человека иной раз, и как в другой мир окунаешься. В свой, уникальный, неповторимый, абсолютно самобытный мир понимания всего и самого себя, мир каких-то фантазий, мечтаний, мир, созданный искрой, которая как бы невозможна в воде. И если создатель верит в него, мир существует. Пока ты веришь в свой мир, он есть. Как только вера в него угасает, он рушится. Цветы, луга, всё что росло в той "долине внутри" увядает. И земля разверзается, рушится, всё поглощает Ничто. Чем сильнее мы верим в свой созданный глубоко внутри мир, тем он реалистичнее, тем он крепче. Это как опора, как стены своего личного святилища, в которое никто так просто не проникнет, никто не украдёт его, никто даже не узнает о нём, если только у него не будет частички продолжения твоего мира. А такое бывает, хранители таких миров иной раз даже не подозревают что какие-то как бы случайные действия, не предумышленные, могут заставить мир другого хранителя расти, увеличиваться, могут поднять слои ила того самого. В этом прелесть существования таких хранителей, кто понимает что на самом деле самое главное, что ценнее всего в жизни, ценнее даже нас самих. Ценнее существования самого существования. Вот эта маленькая, толщиною в шёлковую нить, прожилка алмазного песка в граните. То, что и значит жизнь. Даже не жизнь, а жизнь жизни, свет света.

Те, кто позволяет своей долине превратиться в тлен, разрушиться, под напором и давлением сил извне, которые на самом деле ничего не значат, от них остаётся только скорлупа. Порой как гранит твёрдая. Но пустая.

А есть те, кто ищет. Ищет тайную звезду, которая находится в каком-то из мириад таких вот "долин внутри", понимает, что та тайная звезда есть путь, есть великая цель, смысл всех смыслов, идеей, выражающей суть всех идей. И кто нашёл ту заветную долину и звезду, хранить навеки должен это, потому что нет ценнее ничего. Это нельзя уничтожить, это нельзя отобрать, это нельзя прервать, потому что это суть сутей всех, идея всех идей. Всё остальное - тлен и скорлупа.